Эмпирические исследования идеологических коммуникаций

Эмпирические исследования, проводимые в рамках критичной теории, сопоставляют имеющийся беспристрастно институциональный порядок капиталистической системы и символическое содержание сообщений масс-медиа. Обнаруженные несоответствия рассматриваются и критикуются социологами как пособничество журналистов господствующему классу. Неомарксисты считают, что масс-медиа усиливают воздействие идеологии тем, что легитимизируют соц порядок и поддерживают несправедливый статус-кво. Происходит Эмпирические исследования идеологических коммуникаций это через воздействие на редакторов и репортеров, которым члены господствующего класса диктуют, о чем необходимо писать и что демонстрировать.

Неомарксистские положения находят доказательство в эмпирических исследовательских работах проекта по исследованию масс-медиа из Института Глазго (“Glasgow University Media Group”). Исследователи фокусировали внимание на фактически неуловимых вербальных и зрительных техниках, искажающих Эмпирические исследования идеологических коммуникаций картину беспристрастной реальности. Данные, приобретенные в процессе исследовательских работ медиа-освещения забастовок на авто заводе, свидетельствовали об устойчивой тенденции: журналисты в качестве источника инфы использовали менеджеров предприятия, а не бастующих рабочих, и предпочитали версии первых, говоря о причинах стачки, телевизионные сюжеты были посвящены стадиям конфликта, его последствиям Эмпирические исследования идеологических коммуникаций, внутренние же предпосылки спора оставались незатронутыми. Администрация изображалась в более удачном свете по сопоставлению, к примеру, с стачечниками – в большинстве случаев их демонстрировали расслабленно сидячими в креслах собственных кабинетов, давали возможность высказаться о причинах происшедшего, ответить на вопросы об ответственности. Пикетчики показывались в другой неспокойной обстановке: телевизионные камеры концентрировали внимание Эмпирические исследования идеологических коммуникаций на действиях, митингах, пикетах и, в целом, хаосе, создаваемом рабочими. Видеоряд сопровождался комментами не забастовщиков, а самих журналистов, которые гласили, что бастующие являются предпосылкой шумихи и неразберихи, сами обостряют разногласия и являются опасностью для социальной стабильности и порядка.[1] При всем этом в отличие от неких других тем, журналисты в этом случае Эмпирические исследования идеологических коммуникаций не испытывали давления со стороны политико-экономических структур, что позволило социологам сделать последующие выводы по поводу однобокого освещения: общая принадлежность к среднему классу делала сюжеты журналистов по содержанию интерпретации более близкой к точке зрения менеджеров и администрации ежели бастующих рабочих.

Другие эмпирические исследования критичного направления обращают свое Эмпирические исследования идеологических коммуникаций внимание на ситуацию объединения американских медиа-корпораций, которая приводит к монополизации информационной власти и перекрытию всех каналов для продвижения конструктивной мысли. Грахам Мердок, подтверждая общее положение о том, что в современном обществе процесс сотворения журналистского продукта сопровождается давлением снаружи со стороны экономических структур, провел прикладное исследование, в каком Эмпирические исследования идеологических коммуникаций показал как определенные капиталистические конторы и медиа-конгломераты управляют информационными потоками и оказывают воздействие на деятельность редакторов, журналистов, создание новостей.[2] По воззрению Мердока масс-медиа присущи такие же свойства (конкурентоспособность, прибыльность, стандартизация производства), что и всей капиталистической системе. Социолог замечает, что до сего времени, невзирая на журналистскую автономию, «те определения Эмпирические исследования идеологических коммуникаций политической ситуации, которые даются журналистами в новостях совпадают с определениями политической элиты».[3] В собственном исследовании создатель признает но воздействие не только лишь причин макрпорядка в форме экономического и/либо политического давления, да и микрофакторов, воздействующих на уровне журналистской организации. По его замечанию, разделительная линия меж политэкономией общества и ежедневными практиками Эмпирические исследования идеологических коммуникаций в журналистике является очень узкой. Признавая значимость организационного подхода, он показывает, что, в конечном счете, перспектива выбирается зависимо от того, какого уровня (макро либо микро) процессы предстоит изучить. Соответственно при макроанализе внедрение политэкономической перспективы более релевантно, организационная концепция общественного конструирования медиа-сообщений должна употребляться при исследовании микросоциальных процессов на Эмпирические исследования идеологических коммуникаций уровне журналистских редакций.

Представители критичного подхода Эдвард Герман и Ноам Хомский в конце 90-х гг. XX в. разрабатывают свою неомарксистскую модель массовой коммуникации[4], согласно которой масс-медиа испытывают давление сразу с нескольких сторон, одна из которых представлена государством, другая – личным делом. Для страны СМИ являются инвентарем мобилизации Эмпирические исследования идеологических коммуникаций, для экономических структур – методом получения прибыли. Медиа «обслуживают» государственно-административ­ную систему, но их позиция может не выражать представления властьимущих, так как журналисты зависимы к тому же от рекламодателя, в роли которого выступают экономические компании. Дополнительным источником воздействия является правое крыло групп давления, исповедующее антикоммунистическую идеологию.[5] В одном из собственных исследовательских Эмпирические исследования идеологических коммуникаций работ создатели доказательно и аргументировано показывают разрыв меж реальной ситуацией в Центральной Америке и ее освещением в СМК США.[6]

Итак, идею конструирования в рамках критичного подхода следует осознавать так: медиа уклоняются от добросовестного и беспристрастного освещения действительности, и, вступая в сговор с доминирующими императивными группировками, манипулируют публичным сознанием, представляя Эмпирические исследования идеологических коммуникаций мир в согласовании с интересами господствующего класса. Позицию исследователя в рамках критичной теории проясняет Н. Фэркло: обычный неомарксист «хочет раскрыть “искажение”, а конкретно несоответствие меж реальностью и представлением людей об этой действительности, которое действует как некоторая идеология. Понятие “преломления” предполагает, что исследователь имеет доступ к более адекватному описанию Эмпирические исследования идеологических коммуникаций действительности, чем люди, которых изучает аналитик. Без такового доступа к адекватному описанию действительности исследователь не способен был бы идентифицировать неверное описание реальности».[7]

К плюсам неомарксистского подхода можно отнести то, что выходящие из него экономические и политические разъяснения можно экстраполировать на макросоциальные процессы. Подход дает представление об общих фоновых Эмпирические исследования идеологических коммуникаций критериях, в каких делается продукция масс-медиа.Критики подхода замечают, что в нем недостаточно анализируются процессы общественного восприятия медиа-продукции, а человеку отводится очень пассивная роль, не признается его автономия по отношению к промышленности культуры. Некие критики, посреди их Даниель Холлин, высказывают мировоззрение, что журналисты при работе хлопочут сначала о Эмпирические исследования идеологических коммуникаций своей легитимации в очах общественности, они не так плотно сплетены с правящими кругами, как это пробуют обосновать неомарксисты, и издавна не стали быть частью системы идейных институтов. Сторонники общественного конструкционизма находят в критичном подходе последующие недочеты: во-1-х, для их неприемлема сама мысль обусловленности надстройки базисом, а означает дискурса недискурсивными элементами Эмпирические исследования идеологических коммуникаций, сначала экономикой, во-2-х, они не согласны с тем, что соц действительность, правда лежат вне дискурсов и могут открыться исследователю. Согласно точки зрения конструкционизма, правда переплетена с властью, правды обоснованы социально-историческим контекстом. Представители неовеберианского организационного направления также полемизируют с неомарксистами: 1) способности капиталистического класса в деле манипулирования воззрением Эмпирические исследования идеологических коммуникаций и сотворения закрытой системы дискурса очень ограничены, идеология в критериях современного капитализма выступает полем состязания; 2) в рамках критичной традиции не уделяется внимания детализированным, структурным вопросам, а берется картина полностью (в этом сразу и сила и слабость подхода); 3) модель является грубым инвентарем для исследования настолько многопланового парадокса, как создание сообщений Эмпирические исследования идеологических коммуникаций масс-медиа, упускает из вида то, что система обладает потенциалом к изменению; 4) отсутствует возможность проведения сравнительного исследования с обществом некапиталистического типа; 5) неомарксистами игнорируется тривиальный факт: репортеры нередко сами отбирают сюжеты, редакторы изредка встречаются с издателями, большая часть рядовых журналистов понятия не имеют, кто заходит в директорат, на кого они Эмпирические исследования идеологических коммуникаций работают.[8]

Вправду, критичный подход теряет свою актуальность при смещении фокуса внимания с заморочек страны и капитала в сферу коммуникативных процессов связанных, к примеру, с ежедневными практиками либо глобализацией, когда «сила» масс-медиа поддерживается логикой потребительского выбора. Жан Бодрийяр также критикует политэкономическую концепцию масс-медиа. В базе его критики лежат последующие Эмпирические исследования идеологических коммуникаций основания: нельзя заменять капиталиста и рабочего из теории Маркса производителем/распространителем СМИ и массами, дела меж последними не носят эксплуататорского нрава; СМИ не могут быть не-идеологическими, а массой никто не манипулирует, она сама хочет зрелищ.[9]

Разделяя в целом вышеперечисленные критичные замечания западных исследователей, отметим, что Эмпирические исследования идеологических коммуникаций в критериях русского социума, где обычно роль страны велика и по масштабам не уступает рыночной цензуре, политэкономический подход сохраняет свою актуальность (в этом наша точка зрения совпадает с воззрением Е.Ю. Кольцовой). Об адекватных способностях критичного подхода можно судить а именно по приведенным кускам интервью с известными журналистами С. Доренко Эмпирические исследования идеологических коммуникаций и М. Леонтьевым посреди 90-х: «…Меня не интересует ничье мировоззрение. Да, я хамоват и эмоционален. Но если зритель глядит мою программку – означает мой рейтинг воздействия вырастает. Все другое меня не тревожит… Весь мой пыл обращен на сторонних. Телезрителей и политиков, если желаете. Насчет “рупора”. Да, я никогда не критиковал Эмпирические исследования идеологических коммуникаций ни 1-го акционера ОРТ, в том числе и Березовского».[10] «Всякое телевидение – инструмент идеологии, а не обсуждения народных масс и их информационных потребностей. Главное, чтоб уши заказчика не торчали. Зрителем нужно манипулировать роскошно и тонко».[11] Русские «информационные войны» 90-х явили примеры очевидного, тривиального конструирования социальной действительности в форме преломления, дезинформации, откровенной манипуляции Эмпирические исследования идеологических коммуникаций. В российскей науке даже появился термин «политическое/журналистское киллерство». На наш взор, значение неомарксистского подхода в особенности актуализируется в период конструктивных трансформаций (социально-экономическим переустройства, выборов, смены власти).

Итак, критичный подход также как и системно-структурный не посягает на традиционные догматы представлений об обществе. Средства массовой Эмпирические исследования идеологических коммуникаций коммуникации в разных подходах традиционной социологии определяются либо как соц институт, подсистема общества со специфичными функциями, нормативно-ценностной и организационной системой, либо как инструмент легитимации, установления господства без насилия с переориентацией на техно обезличенность и потребление в критериях капиталистической системы постиндустриального общества.

Нужно уточнить, что обычный неомарксистский анализ предлагает освобожденную от Эмпирические исследования идеологических коммуникаций идеологии правду и в таком виде тяготеет к традиционным концепциям СМК. Но в современной социологии в рамках критичного направления развиваются концепции, которые, рассматривая искажение как неминуемую часть хоть какого представления о мире, смыкаются с неклассическими теориями, дискурс-анализом, семиотикой, конструкционизмом.

В традиционном неомарксистском ключе написана статья В.И. Сапунова Эмпирические исследования идеологических коммуникаций, который критикует мировые информационные агентства как часть капиталистической системы: «Главной функцией медиасистемы становится поддержание власти меньшинства (капиталистической элиты) над большинством методом навязывания собственных ценностей и мыслях. При этом идеи насаждаются и поддерживаются всем диапазоном коммуникационных каналов: телевидением, кино, видео, прессой, рекламой и так далее».[12] Создатель отторгает концепции Т.Лукмана Эмпирические исследования идеологических коммуникаций и А.Шюца как несоответствующие реальной ситуации, складывающейся в области масс-медиа. Он лицезреет корешки необъективности западных агентств в идейных основаниях, в монополизации информационного места неолиберальным капиталом и обличает их деятельность по управлению публичным сознанием через выявление технологий манипуляции. Мировые информационные агентства (АП, Рейтер, АФП) перевоплотился в олигополии Эмпирические исследования идеологических коммуникаций, создающие большие информационные потоки. В последних передается сильно мало инфы о незападных странах и незападной системе ценностей. Обычно, незападный мир становится объектом внимания только в случаях катастроф, эпидемий, коррупции и других социально-политических заморочек. Более распространенные определения в текстах сообщений ИА – это «США», «мировой», «доллар», «глобализация». С помощью Эмпирические исследования идеологических коммуникаций целенаправленного отбора фактов, сотворения неверного контекста, логической инверсии, использования типо «спектра мнений» (отбор определенных политиков, воззрений «простых людей» и однобокое представление инфы), замалчивания неловкой инфы и других приемов создатель указывает, каким образом достигается подходящий нехороший образ Других.

Информационные агентства, унифицируя информацию, устанавливают консенсус. При детализированном исследовании устройств манипуляции, выявленных Сапуновым, можно Эмпирические исследования идеологических коммуникаций узреть беспомощности подхода. Это, к примеру, касается достаточной толики субъективности самого создателя и его интерпретации «искажения» в последующем отрывке: «В материале Рейтер “Промышленность коки для нуждающихся в Боливии” от 14.04.06 президент Боливии Э. Мораллис именуется сначала не бойцом за права бедных и справедливое распространение природных ресурсов, а приверженцем “легализации Эмпирические исследования идеологических коммуникаций коки”»[13]. Понятно, что то, как именовать президента Боливии определяется личной политической позицией, и хоть какой комментарий, даже тот. Что назовет его «борцом за права бедных» не будет беспристрастен, сама же ситуация может быть объяснена в логике конструктивистского и организационного подходов, где выделяются принципы отбора и «делания» новостей, которым соответствует Эмпирические исследования идеологических коммуникаций конкретно такое раскрытие темы.


[1] См.: Schudson M. The Sociology of News Production // Media, Culture and Society. − 1989. − Vol. 11. – P. 267.

[2] Murdock G. Political Deviance: the Press Presentation of a Militant Mass Demonstration // Cohen S. and Young J. (eds.) The Manufacture the News. – L.: Constable, 1973. − P. 167-173.

[3] Ibid. P. 172.

[4] См.: Schudson M. The Sociology of Эмпирические исследования идеологических коммуникаций News Production // Media, Culture and Society. − 1989. − Vol. 11. – P. 269-270.

[5] Данная модель не является кое-чем исключительным: идентичные концепции есть и в других социологических перспективах. Так, к примеру, Патрик Шампань предлагает очень близкую концепцию «двойной зависимости». См. а именно: Шампань П. Двойная зависимость. Несколько замечаний по поводу соотношения меж полями Эмпирические исследования идеологических коммуникаций политики, экономики и журналистики // Socio-Logos. – М.: “Socio-Logos”, 1996.

[6] Не так издавна появилась новенькая книжка Н. Хомского, в какой ученый, продолжая критичную линию, в анализирует концепт «государства-изгои», демонстрируя манипуляции союзов мегакорпораций в глобализирующемся обществе. (Хомский Н. Государства-изгои. Право сильного в мировой политике. − М.: Логос, 2003.)

[7] Филипс Л., Йоргенсен Эмпирические исследования идеологических коммуникаций М. Дискурс-анализ. Теория и способ. − Х.: Изд-во Гуманитарный Центр, 2004. – С. 124.

[8] См.: Schudson M. The Sociology of News Production // Media, Culture and Society. − 1989. − Vol. 11. – P. 269-270.

[9] Бодрияр Ж. Реквием о масс медиа // Поэтика и политика. - СПб.: Алетейя, 1999; Бодрийяр Ж. В тени неразговорчивого большинства, либо конец общественного. - Екатеринбург: Изд-во Эмпирические исследования идеологических коммуникаций Уральского института, 2000.

[10] Социология журналистики. Очерки методологии и практики; Под ред. Корконосенко С.Г. – М.: «Гендальф», 1998. − С. 121.

[11] «Журналистика и современность» / Всероссийская научно-практическая конференция (Москва, 24-30 янв. 2000г.). Тезисы докладов на секции повторяющейся печати. – М., 2000. − С. 5.

[12] Сапунов В.И. Технологии манипулятивного воздействия глобальных информационных агентств // Акценты. Новое в массовой Эмпирические исследования идеологических коммуникаций коммуникации. Альманах. – 2006. - Вып. 3-4 (58-59). – С. 31. Электрический ресурс: http://www.jour.vsu.ru/archiv/editions/accents/accents_3-4_2006_w.pdf

[13] Там же.


emocionalnie-travmi-ocenka-stepeni-vozdejstviya-4-glava.html
emocionalnie-ustanovki-po-otnosheniyu-k-shkole-obstanovka-doma-emocionalnij-fon-energentika-test-lyushera.html
emocionalnij-intellekt-komandi-i-ocenka-ee-deyatelnosti-statya.html